Главная » 2024 » Июнь » 25 » Небо Коккинаки
14:55
Небо Коккинаки

     Сегодня исполнилось 120 лет со дня рождения Владимира Константиновича Коккинаки (1904–1985) – заслуженного летчика-испытателя СССР, дважды Героя Советского Союза. Он установил более 20 мировых рекордов, а его имя стало символом мужества, отваги и преданности своему делу.
       В городе-курорте Анапа аэропорт носит имя В. Коккинаки. И многие приезжающие отдыхать на курорт спрашивают: «Какая странная фамилия, кто это?».
           Владимир Константинович Коккинаки родился 25 июня 1904 года в семье обрусевших греков, что объясняет его столь необычную фамилию. Детство он провел на берегу Черного моря в городе Новороссийске. Отец будущего летчика, Константин Павлович, трудился портовым весовщиком, получал всего сорок рублей, а в доме было семеро детей. Владимир позже вспоминал с грустной улыбкой: «Острее всего стояла проблема штанов. В школу нельзя ведь идти без брюк, а купить их не на что было!» Мальчик окончил всего лишь три класса начальной школы и отправился самостоятельно зарабатывать себе на жизнь. Город Новороссийск жил морем. Среди портового люда самыми уважаемыми считались удачливые капитаны рыболовецких команд. К одной из таких ватаг и примкнул не по годам крепкий и рослый парень Володя Коккинаки, для друзей-товарищей просто «Кокки». Он работал матросом на дырявых, старых суденышках «Шалупа» и «Ингула», нещадно болтавшихся при малейшем ветре. Владимир сидел на веслах, а также помогал взрослым тянуть сеть. После удачного улова он приходил домой с мешком, набитым бьющейся, еще не уснувшей рыбой. Владимир рос в ту пору, когда советская авиация только набирала свои силы. Совсем не случайно, что парень из портового городка стал мечтать о небе. Раскрывая газеты, Коккинаки первым делом отыскивал сообщения о дальних перелетах и новых самолетах, о которых в ту пору писали щедро и красочно. Любимым же героем юноши был Михаил Громов. К двадцати годам Владимир уже твердо решил стать авиатором.
       В декабре 1925 года он был призван в Красную Армию, начав службу в 221-м стрелковом Черноморском полку. Он неоднократно писал рапорты начальству о переводе его в летную часть. В конце концов, летом 1927-го его отправили в Ленинградскую военно-теоретическую авиашколу. После окончания курса теоретической подготовки (в 1928 году) Владимир был послан в знаменитую Борисоглебскую летную школу для прохождения практики. Летное искусство давалось ему нелегко. Самым трудным для него стало умение рассредоточивать свое внимание во время полета. Коккинаки возвращался из учебных полетов расстроенным и обескураженным, а один раз даже признался инструктору: «Летчик из меня, наверное, не выйдет». «Обязательно выйдет», — услышал он в ответ. — «Только тренироваться нужно больше». И Володя стал часами сидеть в кабине стоящего на земле самолета. Не отрывая взгляда от приборов, он приучал себя одновременно видеть стрелки на всех циферблатах. С пилотажем дела пошли гораздо лучше. Еще одно качество выгодно отличало его от других летчиков. Большинство курсантов довольно пренебрежительно относились к изучению материальной части, приговаривая: «Наше дело — летать, а с моторами пусть возятся «технари»». Владимир же, несмотря на насмешки приятелей, все свободные от учебы часы проводил в летных мастерских.
В 1930 году Владимир успешно окончил Борисоглебскую авиашколу.
       Службу молодой летчик начал в частях истребительной авиации, очень скоро став первоклассным воздушным бойцом. В те годы молодая авиационная промышленность нашей страны производила всё больше и больше летательных аппаратов новых конструкций. Разумеется, все их нужно было испытывать. И однажды Владимир Константинович получил заманчивое предложение попробовать свои силы на испытательной работе. Он согласился — это было то, к чему он уже давно стремился. В НИИ ВВС летчик Коккинаки выполнял государственные испытания истребителей ДИ-4, И-15 и И-16, принял участие в тестировании «Звена» (сентябрь 1933) — бомбардировщика ТБ-3, несущего на крыльях два истребителя И-5. Не раз и не два Коккинаки попадал в трудные или, по его собственному выражению, «корявые» положения. В одном из полетов Владимир Константинович попал в перевернутый штопор. Над его головой неожиданно оказалась стремительно надвигающаяся земля. Сам летчик, плохо привязанный, стал вываливаться из кабины. Лишь у самой земли он сумел выйти из штопора. Перечень воздушных «ЧП», которые произошли с Коккинаки, можно продолжать и продолжать, однако ни разу в трудной ситуации он не воспользовался парашютом и не бросил машину в воздухе. В этом он походил на Чкалова, которым искренне восхищался.
       Помимо испытаний, Владимир Константинович упорно занимался высшим пилотажем. Весной 1935 года ему поручили сформировать пятерку истребителей-пилотажников для выступления на первомайском параде. Летчики блестяще выступили над Красной площадью в конце парада, по словам одного из иностранных корреспондентов, от их воздушных кульбитов «в глазах забегали черти». В середине 30-х годов Владимир Константинович решил впервые поучаствовать в штурме высоты. Первым делом он добрался до отметки в десять километров. Затем он пару раз слетал на 10500 метров, затем на 11 километров, 11,5 и 11,8. 21 ноября 1935 года летчик предпринял очередной «высотный» рейс и сумел достичь высоты в 14575 метров, что было на 142 метра больше международного рекорда итальянского летчика Донати. В 1936 году Советское правительство наградило знаменитого авиатора орденом Ленина, а нарком обороны присвоил ему звание капитана. В конце 1936 года Владимир Константинович обратил свое внимание на другую не менее важную проблему воздушного флота — дальние полеты. В этом деле ему помогал замечательный штурман Александр Бряндинский. В 1938 году Коккинаки обратился в Народный комиссариат оборонной промышленности с просьбой разрешить ему совершить перелет в Америку. Проделать этот путь летчик решил за одни сутки. Однако сразу совершить рейс ему не разрешили, сказав: «Слетай сначала за сутки на Дальний Восток». Старт состоялся 27 июня 1938 года со Щелковского аэродрома, с прославленной «Дороги героев» — бетонной полосы, с которой на север улетали самолеты Леваневского, Громова и Чкалова. Экипаж проделал путь в 7600 километров за 24 часа 34 минуты, а средняя скорость полета составила 306 км/ч. Несколько недель у Владимира Константиновича не сходили на руках мозоли от штурвала.
       Как только началась Великая Отечественная война, Владимир Константинович (уже генерал-майор авиации) подал прошение об отправлении его на фронт хотя бы рядовым летчиком, однако получил категорический отказ. Шеф-пилот авиаконструктора Ильюшина был необходим для других целей. Коккинаки очень болезненно переживал это, каждое утро он начинал с поиска в газетных корреспонденциях упоминаний о знакомых авиаторах, а когда ему рассказывали о победоносных воздушных схватках, он и радовался, и завидовал одновременно. Владимир Константинович продолжал испытывать новую технику, тестировал все модификации старых машин, их вооружение. Помимо этого, он также консультировал фронтовых летчиков касательно наиболее результативного применения бомбардировочной авиации.
        В сентябре 1957 Коккинаки «за проявленное мастерство и мужество, а также учитывая многолетнюю летно-испытательную работу» стал дважды Героем Советского Союза. В 1964 году Коккинаки завершил карьеру летчика-испытателя. Любопытно, что последняя испытанная им машина — Ил-62 — одновременно стала последним творением легендарного конструктора Сергея Ильюшина, про которого зачастую говорили так: «У него был только один испытатель, и с ним ничего не случилось». Это является высочайшей оценкой не только воздушным кораблям конструктора, но и мастерству летчика. За свою долгую жизнь Владимир Константинович установил свыше двадцати международных авиационных рекордов. Ни один другой летчик мира не оставил в небе больше памятных следов.

 




Подготовлено ведущим библиотекарем сектора краеведения
отдела обслуживания Центральной библиотеки г. Анапа Д.С.Селеменевым

Просмотров: 106 | Добавил: bibliotekaanapa